• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Интервью руководителя Тульского УФАС России Ю.В.Елагина «Тульскому Бизнес-журналу» по вопросу вступления в силу закона о торговле

Впервые после наступления в России «свободного» рынка законодатели предприняли попытку отрегулировать торговые отношения – в силу вступил новый закон о торговле. Он описал реалии современного товарооборота, напугал продавцов и пообещал покупателям: цены снизятся. Правда, пока все это – только благие намерения. Еще до окончательного утверждения закона №381«Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ» было много споров, после его опубликования их стало еще больше. Закон называли революционным. Еще бы: законодатель напрямую ограничивает действия крупного ритейла, берется регулировать торговые надбавки и даже цены на несколько десятков товаров. После нескольких десятилетий «разгульной» жизни закон показался продавцам удавкой на шее. Впрочем, плох тот российский закон, в котором нет «лазеек», еще хуже тот, который можно сразу исполнить. О том, как нормы закона будут приводиться в исполнение, «Тульский Бизнес-журнал» беседовал с начальником управления ФАС по Тульской области Юрием Елагиным. - Юрий Владимирович, ритейл ждал закон с трепетом. Его действительно можно считать революционным? - Споров было много, активное обсуждение ведется и после принятия закона. К примеру, наша служба на федеральном уровне вместе с бизнесом – за круглым столом – продолжает обсуждение закона - как его реализовывать. Самим подходом мы уже демонстрируем, что Федеральная антимонопольная служба, которая, в том числе, будет контролировать исполнение многих положений закона, не собирается устраивать репрессии, мы открыто обсуждаем принятые положения, совместно ищем пути их реализации. Для нашего ведомства очень важно сохранить позитивную тенденцию, которая начала формироваться в последние несколько лет: предприниматели осознают и подтверждают на практике, что честно вести бизнес гораздо выгодней, чем не честно. И мы снова убедились в этом, начав работу с ритейлерами по реализации нового закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности». Многие руководители сетей уже обращались в антимонопольное ведомство за разъяснениями – их по-настоящему волнует не только то, что изменилось, но главное – как им не нарушить новые правила. А закон не столько революционный, сколько эволюционный. За последние десятилетия торговля в России сильно видоизменилась, правила игры определяли участники рынка, от чего они же и страдали. Подобный закон был необходим самим участникам, конечному потребителю и государству, у которого практически не было никаких эффективных, законных инструментов регулирования торговых отношений. - Многих напугало именно слово регулирование, что это - возврат к «старым» временам? - Государство в лице чиновников разных ведомств обязано регулировать отношения – в сфере науки, образования, медицины – в любой отрасли экономики, в том числе, в торговле. Мы все ощутили на себе, что бывает, когда государство остается безучастным – в результате такой «свободы», скажем, цены на хлеб могут повыситься одномоментно на любую сумму, сетевой магазин может отказаться работать с популярным товаропроизводителем и т.д. Примеров каждый из нас, даже стоя по эту сторону прилавка, может привести множество. К свободному рынку это не имеет никакого отношения, скорее, к базару, где каждый сам себе хозяин – превращать всю торговлю в стране в базар не совсем правильно. Скажу больше: новый закон способствует развитию цивилизованных конкурентных отношений на рынке. Государство демонстрирует, что прямое регулирование – не актуальная мера. Важнее создавать равные права доступа на рынок, регулировать отношения между производителем и продавцом, чтобы у них были равные права доступа к потребителю, чтобы главным инструментом борьбы стала не конечная цена, маркетинговые уловки, или умение договориться, а качество товара. - Каким образом будет осуществляться «непрямое» регулирование? - Закон упорядочивает отношения поставщика и продавца. У сторон есть 180 дней, до 1 июля 2010 года, чтобы привести договоры поставки в соответствие с законом. За последние годы сложилась практика, когда производитель или поставщик попадал в кабалу – попадая в сетевой магазин, он платил за все, в результате бонусы ритейлера от продажи товара достигали 70% от стоимости, обозначенной в договоре поставки. Кроме того, сети в одностороннем порядке устанавливали сроки платежей за проданный товар, отсрочка платежа доходила до 70 дней! Никто не обращал внимание на кризис, на то, что производителю и так не хватает оборотных средств. Продавец не брал во внимание, что буханка хлеба или пакет молока не могут столько стоять на реализации. Закон четко оговаривает условия сотрудничества в этой части: вознаграждение продающей стороны не может превышать 10% от цены произведенного товара. Срок поставки зависит от срока реализации: так, для продуктов питания сроком годности до 10 дней срок оплаты составляет до 10 рабочих дней с момента приемки товара, для продуктов питания сроком годности до 30 дней - до 30 календарных дней, для остальных продуктов питания, в том числе алкоголя, - до 45 календарных дней. После 1 июля сотрудники ФАС обязательно проанализируют, как сетевые магазины исполняют закон: мы попросим предоставить нам приведенные в соответствие с законом договоры, проверим, как они выполняются. - Наверное, в этой части закон можно считать понятным. А как быть с другими его положениями, скажем, ограничением на развитие сетей? - Это один из самых непростых вопросов. Государство будет ограничивать сети в развитии в случае, если их доминирующее положение угрожает конкурентному развитию торговой среды. В законе буквально написано, что понимать под сетью – сетью можно считать два и более магазина, которые работают под одним брэндом. Крупнейшим продовольственным сетям запрещено приобретать и арендовывать дополнительные торговые площади. Речь идет о торговых сетях, порог доминирования которых на розничном рынке в границах региона, муниципального района или городского округа превышает 25%. При этом запрещается приобретение и аренда дополнительных торговых площадей только в границах соответствующего административно-территориального образования. Запрет не распространяется на сельхозпотребкооперативы и организации потребительской кооперации. И здесь возникают сложный вопрос – как считать долю на рынке? Сейчас предлагается проводить подсчеты доли сети в границах субъекта, то есть области или края. Вопрос крайне важный, если понимать: в Зареченском районе Тулы скопление сетевых магазинов колоссально, а если «размыть» территорию до Тульской области, то концентрация сразу уменьшится в разы, потому что в подсчетах доли будут участвовать Воловский, Заокский, Тепло-Огаревский районы, где сетей нет. Не менее значимый вопрос – методика расчетов доли. Чтобы вычленить долю, необходимо померить весь рынок. Еще несколько лет назад тульское управление ФАС предприняло попытку посчитать объем рынка. Отлаженной методики на сегодняшний день нет, поэтому из подсчетов «выпала» передвижная торговля – автолавки, тентовые палатки, не говоря уже о частниках, которые могут получить разрешение на торговлю и приезжать, когда у них есть возможность, а ведь все эти категории продавцов мы обязаны брать в расчет, чтобы подсчет доли был справедливым. По неофициальным, довольно приблизительным подсчетам, еще 2 года назад в Туле ни одна сеть не приблизилась даже к 15-процентной доле рынка, впрочем, именно за последние несколько лет сети в Туле получили массовое распространение. Управление ФАС по Тульской области все чаще получает жалобы от малого бизнеса, что им не дают развиваться – даже самый поверхностный взгляд на проблему покажет: магазинов шаговой доступности действительно стало гораздо меньше. Такая ситуация нас не радует, но рычагов управления ею до сих пор не было. Подсчет доли, которую занимает на рынке тот или иной игрок, возложен на Росстат. Сейчас в этом ведомстве заявляют, что у них нет физических и финансовых возможностей – проводить подобные исследовании. Сама же методика, формула, если хотите, может появиться к 2011 году. Кто знает: возможно, основным понятием к тому моменту будет не доля, а что-либо еще. - А кто и каким образом будет осуществлять контроль за ценами на социально значимые товары? - Сам перечень официально еще не опубликован, в законе его нет, правительство формировало его отдельно. Туда войдут порядка 30 наименований продуктов, от хлеба до сливочного масла, цены на которые подлежат постоянному контролю со стороны госорганов. Очевидно, что самые потребляемые, востребованные продовольственные товары подвержены постоянной инфляции. Недавний пример: в 2009 впервые в Тульской области нашим специалистам удалось предотвратить одномоментное повышение цены на хлебобулочные изделия сразу на 1, 5 рубля. Мои коллеги провели колоссальную работу – анализировали накладные, цены на сопутствующее сырье и доказали, что производители готовились предпринять согласованное повышение цены. В результате слушания в Управлении ФАС по Тульской области они отказались от своих планов, иначе сумма штрафов за подобные действия могла бы быть ощутимой. Доказывать согласованные действия, сговор продавцов или производителей крайне сложно. Для контроля за ситуацией необходим мониторинг цен. Единственный орган, который уполномочен его вести, чьи данные мы берем за основу, – Росстат. Если анализ цен на товары из утвержденного перечня покажет, что цены росли 30 дней подряд и суммарно за этот период выросли на 30%, у антимонопольного ведомства будут все основания провести проверку в сети, которая допустила подобное развитие событий. - Другими словами, Федеральная антимонопольная служба может вмешиваться только в том случае, если будет располагать достоверными сведениями о нарушении? - Принципиальная позиция нашего ведомства: антимонопольная служба не должна превращаться в инспекцию по торговле. Наши полномочия давно прописаны. Для нас главный принцип развития любого рынка – конкуренция. Если он нарушается, у ФАС появляются основания вмешаться. Скажем, когда возникают противоречия: между поставщиком, производителем и продавцом, любая сторона может обратиться с жалобой в Арбитражный суд или в территориальное управление ФАС. Прецеденты есть. Сейчас мы рассматриваем жалобу ЗАО «Корпорация ГРИНН». Ее суть – отказ группы производителей Тульской области заключать договоры поставки с супермаркетом «Линия». В результате тульская продукция здесь практически не представлена. - Каким образом в данной ситуации нарушен принцип конкуренции? - Некоторые товаропроизводители, пока расследование не окончено, не могу назвать их конкретно, имеют доминирующее положение на рынке. В таком случае возникает ситуация, когда одно предприятие влияет на рынок, а это уже нарушение принципа его конкурентности – у антимонопольного ведомства есть все основания вмешиваться в конфликт. Производителям придется доказать, что поставки их товара в «Линию» экономически не целесообразны. - Могут ли производитель или продавец пожаловаться в ФАС на действия властей и в каком случае? - Закон «Об основах госрегулирования торговой деятельности» четко определяет ответственность чиновников за давление на производителей или продавцов – вплоть до дисквалификации. Это еще раз подчеркивает эволюционный характер вступившего в силу закона. Вспомните, в начале 2009 года областные власти предложили производителям и крупным торговым сетям подписать соглашение – своеобразный мораторий на цены. Когда губернатор спросил меня, как регионального представителя антимонопольной службы, я заявил: такое соглашение, пока оно не принято на федеральном уровне, является административным давлением. Сейчас законодатели закрепили эти нормы в законе. Думаю, что эта мера, в том числе, поможет Федеральной антимонопольной службе развиваться по демократическому пути, что сохранит к нам доверие бизнеса. - Новый закон дает вам рычаги воздействия на бизнес, нечистым на руку коллегам – возможность злоупотреблений. Не боитесь, что среди «оборотней в погонах» замелькают и чиновники ФАС? - За всю историю существования ведомства известны два случая коррупции в ФАС, оба не в Тульской области. Есть этому два объяснения. Во-первых, сумма штрафа за нарушение антимонопольного законодательства, ответственность за нарушения закона «Об основах госрегулирования торговой деятельности» по-прежнему исчисляется не от оборота, наказание фиксированное. Поэтому платить штрафы выгодней, чем давать взятки. Второе, что я бы отметил, - по признанию предпринимателей, среди которых проводили официальный опрос, они реже всего предлагают взятки именно сотрудникам антимонопольной службы. На вопрос, почему, представители бизнеса ответили: чаще отказываются и сообщают в милицию, чем берут.