• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

К вопросу о преференциях

Становление России как суверенного государства после распада Советского Союза, признание новым государством разных форм собственности, диктовало законодателю необходимость правового регулирования деятельности хозяйствующих субъектов на товарных рынках. Направленность Закона РСФСР от 22.03.1991г. № 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее – Закон о конкуренции) может легко определить даже не специалист, исходя из понятий, используемых в данном законе: товар, товарный рынок, хозяйствующий субъект, конкуренция, доминирующее положение, монополистическая деятельность. Россия, таким образом, в период тотального дефицита, доставшегося в наследство от СССР, решает одну из основных задач – обеспечение условий для создания и функционирования товарных рынков, а также исполняет взятые на себя еще в эпоху существования СССР международные обязательства по обеспечению защиты от недобросовестной конкуренции. Экономические, политические и социальные процессы, протекавшие в России с момента вновь обретенной самостоятельной государственности, диктуют внесение соответствующих изменений в действующее законодательство. В начале XXI века у государства впервые появляется необходимость законодательного закрепления правовых основ предупреждения и пресечения ограничения конкуренции со стороны органов исполнительной власти всех уровней и органов местного самоуправления, а также обеспечения единства экономического пространства и поддержки конкуренции, что находит свое отражение в изменениях, вносимых в Закон о конкуренции. Однако на протяжении порядка 15,5 лет с момента принятия Закона о конкуренции действия органов власти, включая органы местного самоуправления, по предоставлению отдельным хозяйствующим субъектам доступа к государственным или муниципальным ресурсам, оказываются вне сферы регулирования данного закона. Подобные действия органов власти и органов местного самоуправления попадали в разряд антиконкурентных, повышая тем самым коррупционные риски при определении доступа либо отказе в доступе отдельному хозяйствующему субъекту к государственным или муниципальным ресурсам. Такая ситуация сохраняется вплоть до принятия Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее – Закон о защите конкуренции), вступившего в силу с 26.10.2006г., когда законодатель на федеральном уровне вводит понятие государственной или муниципальной помощи, трансформированное в июле 2009г. в понятие государственной или муниципальной преференции (далее – преференции), а также регламентирует условия и порядок ее предоставления. Стоит отметить, что действие и Закона о конкуренции, и Закона о защите конкуренции распространяется на отношения, связанные, прежде всего, с конкурированием хозяйствующих субъектов на товарных рынках. В связи с этим возникает закономерный вопрос, что же, собственно говоря, представляют собой преференции и есть ли необходимость в законодательном регулировании их предоставления. Понятие "помощь" значит содействие кому-либо в чем-то, приносящее облегчение, тогда как термин "преференция" (от латинского praeferentia – преимущества) включает в себя предпочтение – то есть предоставление кому-то особых условий деятельности и/или пользования чем-то – и более соответствует сфере регулирования конкуренции хозяйствующих субъектов на товарных рынках. Органы власти, включая органы местного самоуправления, в силу своего правового статуса и административных полномочий обладают возможностью своими актами, действиями, бездействием оказывать существенное влияние на состояние конкуренции, в том числе путем предоставления отдельному хозяйствующему субъекту преимущества в доступе к государственным или муниципальным ресурсам. Тем самым такой хозяйствующий субъект получает более выгодные условия деятельности и превосходство по сравнению с иными хозяйствующими субъектами, действующими на том же товарном рынке. Такая ситуация давала возможность отдельным хозяйствующим субъектам совершения действий, направленных на получение со стороны органов власти, включая органы местного самоуправления, каких-либо преимуществ, что в свою очередь приводило к произвольному решению органами власти о доступе либо отказе в доступе конкретному хозяйствующему субъекту к государственным или муниципальным ресурсам. Необходимость законодательного регулирования подобных правоотношений нашла свое отражение в Законе о защите конкуренции. Закон о защите конкуренции устанавливает, что предоставить преференцию (помощь) могут органы власти различных уровней, включая органы местного самоуправления, а также иные органы или организации, осуществляющие функции таких органов (далее – органы власти), при соблюдении жестких условий, предусмотренных 5 главой Закона о защите конкуренции. С точки зрения законодателя преференции – это предоставление отдельному хозяйствующему субъекту преимущества, обеспечивающего такому субъекту более выгодные условия деятельности. При этом действующая редакция Закона о защите конкуренции устанавливает, что такие более выгодные условия деятельности у отдельного хозяйствующего субъекта возникают вследствие передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот. Подобные действия органов власти оказывают и/или могут оказать влияние на состояние конкуренции, что в конечном итоге может привести к ее ограничению, устранению, недопущению. Учитывая вышеуказанные обстоятельства, институт преференций за время своего существования претерпел значительные изменения. Так, часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции дополнена запретом на действия органов власти по предоставлению преференций, за исключением случаев, предусмотренных главой 5 Закона о защите конкуренции. Кроме того, законодатель установил исключительный характер целей предоставления преференций, расширив в тоже время их перечень. При этом упорядочен порядок и условия предоставления преференций. Таким образом, законодательное введение и совершенствование института преференций направлено на исключение возможности произвольного предоставления органами власти, включая органы местного самоуправления, каких-либо преимуществ отдельным хозяйствующим субъектам, что в свою очередь снижает коррупционные риски в сфере доступа к государственным и муниципальным ресурсам и способствует развитию конкуренции.