• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

       Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001г.  №195-ФЗ (далее –КоАП РФ) ч.5ст.19.8 устанавливает административную ответственность, в том числе за предоставление в антимонопольный орган заведомо недостоверных сведений (информации). Особенности квалификации этого правонарушения на практике рассматривает автор в настоящей  статье.

 

      Далеко не секрет, что антимонопольный орган при рассмотрении заявлений и дел о нарушении антимонопольного  законодательства водят или пытаются водить «за нос». Но вот поймать нарушителей бывает практически  невозможно в силу ряда причин, обусловленных как законодательно ограниченными полномочиями антимонопольных органов, так и требованиями самого административного законодательства.

Для квалификации данного правонарушения необходимо доказать, прежде всего факт заведомости – т.е. не только то, что сведения (информация) являются недостоверными, но и то, что гражданин обманув, предоставляя антимонопольщикам такие сведения, знал об их несоответствии действительности.

Расскажем предысторию…

          Как все начиналось

Возбудили дело о нарушении антимонопольного законодательства, связанное с многострадальными тульскими ливневками.

Для тех, кто не знает ливневая канализация ( ливневка) – это один из элементов автомобильных дорог, куда по замыслу ее создателей с проезжей части и тротуаров должны удаляться, к примеру, дождевые осадки. Невооруженным глазом видимые элементы ливневки выглядят как решетки, располагаемые на городских улицах, как правило, возле бордюров между тротуаром и собственно проезжей частью городской дороги.

Процедура выделения бюджетных денег предусматривалась публичной (аукцион в электронной форме на выполнение работ по восстановлению работоспособности ливневок), но делиться деньгами с "чужаками", по-видимому, очень не хотелось. Непосвященные в сакральные тайны бюджетных потоков, никогда не подумают, что содержание и ремонт ливневок могут являться "лакомым кусочком" и представлять весомый финансовый интерес.

И тогда…

-"Есть ли у вас план?

- Да у меня целых три плана!"

Все гениальное, как всегда, оказалось просто: работы, являющиеся основными в рамках предмета аукциона, муниципалитет согласно документации об аукционе и проекту муниципального контракта позволяет выполнять будущему победителю, как собственными силами, так и привлекая субподрядчиков. А вот судьбу (сбор, транспортировка, размещение) отходов, образующихся в процессе восстановления ливневки (лом асфальта, мусор и т.д.), будущий победитель должен был решать исключительно собственными силами, имея соответствующую лицензию федеральной службы, что свидетельствует об объединении в один лот работ, не связанных между собой, и является нарушением антимонопольного законодательства.

Письменные ответы и объяснения ответчиков на заседаниях Комиссии по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства сводились к одному: не был, не состоял, не участвовал, не знал, забыл, и что не знал, тоже забыл. Выясняя подводное течение и мотивы действий ответчиков, связавших в одно целое строительные работы и услуги по сбору/вывозу мусора, Тульское УФАС России направляло запросы, определения об отложении рассмотрения дела. Лица, участвовавшие в деле, приобщали одни и те же документы, дело разрасталось как на дрожжах, однако в сути проблемы Комиссия не продвинулась ни на шаг, пока однажды…

Однажды заявитель на заседании Комиссии приобщил к материалам дела копию письма федеральной службы о том, что у фирмы, выигравшей аукцион, пресловутая лицензия на "борьбу" с отходами отсутствует. В тот же миг представитель одного из ответчиков в свою очередь приобщил к материалам дела копию письма той же федеральной службы, свидетельствующую, однако, о том, что такая лицензия у победителя все-таки есть.

Здравый смысл подсказывал, что не может одна и та же фирма на осуществление деятельности по сбору, транспортировке, размещению опасных отходов иметь лицензию федеральной службы и в тоже время ее (лицензию) не иметь.

К делу, конечно, здравый смысл не пришьешь, и потому направило Тульское УФАС России письмо в федеральную службу – так, мол, и так, уважаемые коллеги по государевой службе, просим нам пояснить, какой же из двух представленных нам текстов содержит достоверную информацию.

Ответ, полученный нами из федеральной службы, и послужил поводом к возбуждению дела об административном правонарушении и проведению административного расследования.

             Как закалялась сталь

Статья 25 Федерального закона "О защите конкуренции" устанавливает обязанность юридических и физических (включая должностных) лиц представлять в антимонопольный орган сведения (информацию), необходимые ему для рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Должностное лицо (назовем, его мистер Икс) одного из ответчиков по делу о нарушении антимонопольного законодательства (далее – ответчик, организация) доверенностью уполномочивалось не только присутствовать на заседаниях Комиссии при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства, но и правом представлять документы, заверять их копии и т.п. Помимо прочего, мистер Икс руководил юридической службой ответчика, и в его должностные обязанности входила подготовка документов и представление интересов организации в государственных органах.

Согласно ответу, полученному нами из федеральной службы, она не только не выдавала фирме лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортировке, размещению опасных отходов на территории г. Тулы, но и сам факт переписки с организацией в структуре делопроизводства федеральной службы отсутствовал.

Данная информация позволила сделать вывод о том, что, заверяя оригинальным штампом "верно" и личной подписью копию письма, якобы полученного из федеральной службы, для последующего представления заверенной копии в Тульское УФАС России, мистер Икс был прекрасно осведомлен об отсутствии оригинала такого письма в природе и, соответственно, о том, что он, мистер Икс, предоставляет в антимонопольный орган заведомо недостоверные сведения (информацию).

При проведении административного расследования, помимо прочего, было установлено, что бланк будто бы существовавшего письма и содержавшего реквизиты, якобы принадлежащие федеральной службе, не соответствует действительности.

Приобщенная мистером Икс копия конверта, в котором такое письмо якобы поступило по почте в канцелярию организации, была признана Тульским УФАС России недостоверным доказательством как ввиду отсутствия факта переписки между федеральной службой и ответчиком, так и, в частности, в связи с отсутствием в городе Москве почтового отделения, штамп которого был проставлен при якобы имевшей место отправке почтового вложения. Кроме того, федеральная служба также указала, что представленный в антимонопольный орган конверт не является конвертом, предназначенным для отправки корреспонденции из данной службы.

Не доверять сведениям, предоставленным федеральной службой и собранным в ходе административного расследования доказательствам у нас не имелось причин,  поэтому должностные лица Тульского УФАС России пришли к выводу, что мистер Икс не предпринял мер по соблюдению требований антимонопольного и административного законодательства в части исполнения обязанности представления в антимонопольной орган достоверных сведений (информации).

Отягчающих административную ответственность обстоятельств мы не установили, а смягчающим посчитали совершение мистером Икс данного административного правонарушения впервые, в связи с чем и назначили ему 10… нет, не лет, а тысяч рублей – в размере минимальной санкции за данное правонарушение.

Казалось бы, если письма не было, то, как говорится, на нет и суда нет.

Однако мистер Икс предпринял попытку оспорить постановление о наложении административного штрафа в суде, посчитав, что данное постановление указывает на наличие у него обязанности по проверке (перепроверке) сведений (информации), содержащейся в документах.

По мнению мистера Икс, заверение им копии письма свидетельствовало лишь о том, что данная копия соответствует оригиналу письма, и ничего более, а за недостоверность информации, содержащейся в оригинале документа, ответственность должно нести лицо, подписавшее оригинал.

Этот невразумительный довод не соответствовал ни материалам дела об административном правонарушении, ни буквальному тексту постановления о наложении штрафа, так как мистер Икс был привлечен к административной ответственности за представление в рамках рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства заведомо недостоверного документа – письма, никогда не существовавшего в природе, но никак не за "качество" сведений, содержащихся в указанном письме.

Все материалы административного расследования свидетельствовали о том, что мистер Икс знал или, по меньшей мере, должен был знать, что ответчик по делу о нарушении антимонопольного законодательства в адрес федеральной службы письмо не направлял и, как следствие, никакого ответа от данной федеральной службы получить не мог.

Сведения, изложенные в пресловутом письме, якобы полученном ответчиком по делу о нарушении антимонопольного законодательства, могли иметь значение для квалификации действий данного ответчика при решении Комиссией Тульского УФАС России вопроса о наличии либо отсутствии нарушений антимонопольного законодательства. Поэтому предоставление мистером Икс копии не существовавшего письма членам Комиссии Тульского УФАС России является посягательством на установленный федеральным законодателем порядок управления.

Еще одним нюансом в попытке мистера Икс признать постановление о наложении штрафа незаконным и необоснованным явился процедурный вопрос – отсутствие в протоколе об административном правонарушении и в самом постановлении времени совершения вменяемого мистеру Икс административного правонарушения.

Детальное отражение времени совершения вменяемого мистеру Икс административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 5 статьи 19.8 КоАП РФ, в протоколе и/или постановлении по делу об административном правонарушении не является необходимым элементом для квалификации данного административного правонарушения, определения элементов его состава.

Порядок привлечения мистера Икс к административной ответственности был соблюден Тульским УФАС России полностью: дело об административном правонарушении в отношении данного лица было возбуждено соответствующим определением в течение суток с момента непосредственного обнаружения уполномоченным должностным лицом данных, указывающих на наличие события административного правонарушения. Эти данные (об отсутствии переписки) содержались в письме федеральной службы, поступившем по факсу в Тульское УФАС России, что и послужило началом проведения административного расследования.

Районный суд города Тулы оставил наше постановление о наложении штрафа в силе и отказал мистеру Икс в удовлетворении жалобы, при этом не найдя в его действиях смягчающих обстоятельств.

              Что и требовалось доказать

Кто-то, прочитав статью, возможно, воскликнет, вот, мол, совсем уже нечем заняться этим чиновникам – «Докопались к письму. Какая разница – было письмо, не было письма?»

Возможно, при каких-то других обстоятельствах, подпадающих под законодательное понятие малозначительности, и можно было, что называется "закрыть глаза" – так сказать, пожурить по-отечески.

Однако в данном случае сведения, указанные в копии                                        несуществовавшего письма, имели значение для рассмотрения антимонопольного дела по существу и могли повлечь за собой принятие Комиссией Тульского УФАС России противоправного и незаконного решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства, так как если перейти с юридического языка на литературный, то, по сути, переписка, представленная в материалы дела о нарушении антимонопольного законодательства мистером Икс, между ответчиком и федеральной службой была подделана.

На риторический вопрос к чему было городить огород с представлением копий писем, конвертов, можно предположить, что одним из мотивов мог послужить факт отсутствия у победителя аукциона лицензии на "борьбу" с отходами, хоть и незаконно, но требовавшейся муниципальным заказчиком от участников аукциона. "Фантом" несуществующей лицензии в электронном виде будущий победитель представил с иными документами в составе вторых частей заявок на участие в аукционе в электронной форме.

К сожалению, с фактами предоставления антимонопольщикам несоответствующих действительности сведений (информации) сталкиваемся в своей работе не только мы, но и другие наши коллеги, однако поймать "за руку" "умельцев" практически не возможно именно ввиду обязательного для квалификации таких действий по части 5 статьи 19.8 КоАП РФ элемента – заведомости.

Конечно, федеральный законодатель по-своему был прав, "усложнив" жизнь антимонопольщиков, прописав в диспозиции части 5 статьи 19.8 КоАП РФ о предоставлении в антимонопольный орган именно заведомо недостоверных сведений (информации).

При такой формулировке состав данного административного правонарушения предполагает доказывание умышленной формы вины (прямой или косвенный умысел), так как о неосторожности (которая в свою очередь подразделяется на легкомыслие (самонадеянность) или небрежность) не может идти речи в силу диспозиции части 2 статьи 2.2. КоАП РФ, предусматривающей самонадеянный без достаточных к тому оснований расчет лица на предотвращение вредных последствий своего действия/бездействия либо отсутствие у лица предвидения возможности наступления таких последствий, хотя данное лицо должно было и могло их предвидеть.

Учитывая, что презумпция невиновности возлагает бремя доказывания вины, в данном случае, на антимонопольный орган, а также наши "куцые" полномочия (например, невозможность проведения оперативно-розыскной деятельности), скрупулезно доказывать, зачастую очевидный факт, что когда государственный орган «водят за нос»  , тот, кто это делает, прекрасно об этом осведомлен, "удовольствие" небольшое.

В этой связи возникает единственный вопрос, который собственно остается открытым: соврать   нечаянно    можно, а соврать    специально – уже  нет? а предоставление в антимонопольный орган недостоверных сведений (информации) само по себе не является посягательством на установленный порядок управления?

 

Главный специалист-эксперт     отдела контроля органов власти       Тульского УФАС России                                            А.А.Ростиславова